Тюрьма в китае. От пыток до рынка органов: каково это — попасть в китайскую тюрьму

От пыток до рынка органов: каково это — попасть в китайскую тюрьму

Тюрьма в китае. От пыток до рынка органов: каково это — попасть в китайскую тюрьму
@EvilBee
Истории бывших заключённых и свидетельства иностранных специалистов об одной из самых закрытых пенитенциарных систем мира.Охранник просматривает окно коридора в пекинском центре заключения, октябрь 2012 года.

Фото Getty

В мировом рейтинге по числу заполненности тюрем Китай, население которого составляет почти 1,4 миллиарда человек, занимает второе место. Точное число заключённых определить сложно, но, по оценкам общественных организаций, оно составляет от 1,649 миллиона до 2,3 миллиона человек.

Это внушительная статистика для Азии и ещё более масштабная для Европы, где лидерство по числу приговорённых стабильно удерживает Россия — около 590 тысяч человек.

Несмотря на масштаб, информация об условиях жизни в китайских тюрьмах во многом остаётся закрытой, а если и просачивается в СМИ, то зачастую обрывисто и неточно.

Многие правозащитники потратили не один год, собирая крупицы данных, но и они не могут осветить все детали тюремных условий.

Именно поэтому одним из главных источников о происходящем в одной из крупнейших пенитенциарных систем мира остаются жители Китая и иностранцы, которые отсидели и вышли.

Там, где религия встречается с пытками

«Духовная энергия колеса закона», «Усердная работа с колесом учения», «Великий закон колеса учения», — это лишь несколько вариантов перевода названия религиозного движения фалуньгун, охватившего Китай 1990-х. Оно основано на традиционной китайской гимнастике и сочетает в себе элементы буддизма, даосизма и конфуцианства. По словам приверженцев, суть течения заключается в физическом и духовном развитии человека.

Верование, основанное уроженцем провинции Гирин Ли Хунчжи, набрало популярность в бурно развивающимся Китае. Строители, бизнесмены, студенты, чиновники — интерес к фалуньгун охватывал жителей страны. В какой-то момент приверженцами течения стали считать себя более 100 миллионов человек — для компартии, которая долго наблюдала за религиозным бумом, это был финальный знак к действию.

Увидев в новом религиозном течении реальную угрозу, власти Китая нанесли упреждающий удар, который обрёк тысячи людей на тюремные сроки.

В 1999 году компартия объявила фалуньгун вне закона, якобы потому что течение демонстрировало признаки секты (в России книги о учении внесены в экстремистский список).

Вскоре многих сторонников течения начали арестовывать порой даже по самым незначительным причинам.

Приверженцы фалуньгун в Гонконге (из-за большой автономии в этой части Китая религия не запрещена). Фото Reuters

Именно такая судьба постигла Цзиньтао Лю (Jintao Liu).

Он работал преподавателем в школе, пока в начале 2000-х во время полицейской проверки на его учительском компьютере не обнаружили файл с книгой о фалуньгун. Мужчине не объяснили, в чём его обвиняют, но он и так это понимал.

С 2006 по 2009 годы китаец провёл в пекинском центре содержания и трудовом лагере, где его регулярно избивали, пытали и унижали.

В разговоре с одним из крупнейших новостных изданий Австралии news.com.au, Цзиньтао описал, как однажды ему под ногти загнали спицы и заставили стоять на улице около 18 часов. За попытку поменять позу или просто двинуться его били. В другой раз заключённого раздели до гола четверо охранников и угрожали изнасиловать подручными средствами, «чтобы сделать геем».

Хунбинь Линь (Hongbin Lin) столкнулся с полицейской жестокостью к приверженцам запрещённого течения на несколько лет раньше. В 2002 году его приговорили к шести годам заключения за выход на улицу с баннером «Фалуньгун — это хорошо». Суд постановил, что таким образом мужчина пытался «нарушить работу правоохранительных органов».

Хунбинь Линь. Скриншот из репортажа news.com.au

Как утверждает Хунбинь, в первые же месяцы его избили охранники и пытали электрошокерами до тех пор, пока в них не кончился заряд.

Подобную технику применяли ко многим приговорённым, но иногда те не выдерживали и умирали. Никакого гендерного разделения не было: охрана относилась к женщинам-заключённым не менее жестоко.

Чан Чжи Юэ (Chang Zhi Yue) провела четыре года в пекинской тюрьме, пережив десятки столкновений.

По словам женщины, однажды девять охранников мучили её около пяти часов: она получила несколько тяжёлых травм, включая трещину черепа и позвоночника. В другой раз сотрудники учреждения посадили Чан Чжи на стул и начали тянуть её за ноги в разные стороны, пока у неё не треснуло бедро. Перед этим китаянку избили, нанеся удары как по телу, так и по лицу.

Такой уровень жестокости в китайских тюрьмах объяснялся закрытостью страны от международных организаций. С приходом к власти коммунистов в середине 20 века в КНР перестали проводить независимые расследования о происходящем в тюрьмах. В 2005 году туда прибыли сотрудники ООН, однако за их действиями строго следили и не позволяли пообщаться как с иностранными, так и с китайскими заключёнными.

В 2006 году инспекция ООН заключила, что 66% заключённых в китайских тюрьмах причисляли или причисляют себя к сторонникам фалуньгун.

Особо упрямых приверженцев религии отправляли в специальные центры, где силой вынуждали отказаться от верований.

Заключённым регулярно показывали фильмы, критикующие и называющие фалуньгун сектантским верованием. Несогласных избивали и вынуждали смотреть записи, а порой подвешивали к потолку за запястья или били электрошокером, требуя отказаться от своих убеждений.

По свидетельствам бывших заключённых, существовал некий «интенсивный курс». Он предполагал регулярные избиения, допросы, аудио и видео пропаганду, а также запрет на отдых и сон, пока человек не откажется от верований или не признается в новых преступлениях.

Нынешнее руководство Китая утверждает, что все подобные центры давно закрыты и демонтированы, однако проверить эту информацию не удаётся. Бывшие обитатели учреждений рассказывают, что их очень сложно найти, так как они расположены в дальних уголках страны.

Бизнес на заключённых

В феврале 2018 года о своих опыте пребывания в китайской тюрьме с 2014 по по 2015 годы рассказал американец Питер Хамфри (Peter Humphrey). Он работал частным сыщиком в стране и расследовал дело о крупных взятках в фармацевтической компании, когда полиция обвинила его в «незаконном сборе персональной информации о китайских гражданах».

Как вспоминал американец, сначала его отправили в центр для задержания иммигрантов, где из-за плохих и антисанитарных условий у него развились симптомы рака простаты, появилась грыжа и длительная диарея вкупе с травмой спины. Никакой из этих недугов не лечили. Спустя тринадцать месяцев Хамфри отправили в шанхайскую тюрьму. Там за ним регулярно следили двое сокамерников-информаторов, которые сообщали о его действиях руководству тюрьмы.

Первое время охрана относилась к Хамфри нейтрально, но всё изменилось с приходом нового капитана.

Он провоцировал американца, оскорблял и требовал признаться в новых преступлениях, угрожая карцером или продлением срока.

Несмотря на то, что несколько раз мужчина видел, как избивали заключённых, он не поддался угрозам. В ответ охрана игнорировала его просьбы разрешить пройти обследование и начать лечение рака простаты.

Хамфри и его подруга Юй Инцзэн (Yu Yingzeng), вместе с которой он вел расследование в Китае. Фото из личного архива частного детектива

Хамфри лично убедился, что слухи об использовании заключённых в производстве правдивы.

Многие приговоренные работали с сырьем для будущих товаров брендов 3M, C&A или H&M. Порой люди начинали после обеда, а заканчивали лишь поздно вечером.

За это и другую деятельность, в том числе работу на кухне или мытье полов, платили около 17 долларов в месяц.

Однако у многих китайских заключённых остались совершенно другие воспоминания о тюремной работе, нежели у иностранца. На деле, в стране до сих пор работают так называемые «трудовые лагеря», которые появились ещё в первые годы правления компартии. В 2012 году Al Jazeera выяснило, что подобные учреждения всё ещё работают, после чего журналистам издания запретили въезд в Китай.

Из репортажа следует, что по стране рассредоточены больше тысячи трудовых лагерей, замаскированных под фермы или заводы.

Туда тайно отправляют заключённых, вынуждая работать на производстве под страхом избиений или смерти. Бесплатную рабочую силу используют для всего, начиная от промышленных и заканчивая бытовыми товарами.

Власти Китая тщательно борются с любыми утечками информации об этих центрах, так как американские и европейские законы запрещают продавать в стране вещи, в создании которых использовался подневольный труд.

Тем не менее расследование Al Jazeera показало, что китайские компании открыто занимаются поставкой подобных продуктов, не опасаясь государственных санкций.

В зависимости от условий, приговорённых вынуждали работать часть дня или целые сутки, чтобы успеть в срок.

Впервые о мошеннической схеме китайских учреждений для обхода западных правил стало известно в начале 2000-х годов. Так как США и европейские страны отказывались принимать товары, в создании которых участвовали заключённые, их пропускали через так называемое «окно». Это работало и, возможно, продолжает работать следующим образом.

Китайский заказчик обращался к руководству тюрьмы с предложением о производстве взамен на процент от прибыли.

После того, как заключённые заканчивали свою часть работы, товар переправляли в подставную компанию, которая доделывала продукты. Она же и занималась финальной частью схемы — продажей вещей в США и Европу.

Выгода была очевидна: заказчик экономил на рабочей силе, теряя при этом лишь небольшой процент качества товара.

Как выяснили журналисты Al Jazeera, в 2001 году сотрудник одной из компаний-заказчиков заключил сделку с госдепом США. В обмен на информацию об мошеннической схеме мужчине пообещали политическое убежище. Информатор вместе с женой и сыном пересёк китайскую границу и добраться до Владивостока, после чего подал документы на визу в США.

По непонятной причине мужчине отказали в выдаче документов. Вскоре после этого российская иммиграционная служба отправила китайца на родину. С тех пор о его состоянии и местонахождении ничего неизвестно.

Казнь как способ извлечения прибыли

В декабре 2017 года тысячи жителей провинции Гуандун собрались на необычное зрелище — вынесение смертного приговора десяти подсудимым, обвиняемым в наркоторговле, грабеже и убийствах.

После окончания процесса осуждённых увели с большой сцены, где назначали приговор, и, по данным СМИ, вскоре казнили.

Некоторые очевидцы снимали вердикт суда на телефон, а другие негромко переговаривались или курили в стороне.

По оценке общественной организации Amnesty International, за 2005 год в Китае привели в исполнение 1770 смертных приговоров. При этом некоторые активисты утверждали, что реальная цифра составляет больше восьми тысяч человек.

С тех пор статистика почти не изменилась — по информации организации Dui Hua Foundation, в 2016 году в стране казнили больше двух тысяч человек, в том числе за продажу наркотиков в крупных размерах и экономические преступления.

Такая статистика отчасти объясняется не только тем, что в Китае живёт больше миллиарда человек. Куда более важную роль играет то, что в 99% случаев суд встаёт на сторону обвинения, увеличивая риск судебной ошибки. Например, в 2016 году китайская полиция признала, что в 1995 году ложно приговорила к расстрелу мужчину, признанного виновным в изнасиловании и убийстве.

Сцена в провинции Гуандун, на которой проходил судебный процесс. Фото The Paper

Как полагают общественные организации и редкие свидетели происходящего в китайских тюрьмах, рекордно высокое число смертных приговоров может быть связано с бизнесом по продаже внутренних органов.

«Там нет закона, который бы напрямую запрещал заниматься такой практикой», — говорит представитель австралийского отделения организации «Врачи против принудительного сбора органов» Софи Брискин (Sophia Bryskine). По словам женщины, активисты пристально следят за подобной деятельностью в Китае, где она, несмотря на требования ООН, превратилась в бизнес.

Бывший заключённый Цзиньтао Лю долгое время не верил в «кражу органов» умерших, принимая это за мрачные слухи. Он изменил мнение после того, как охрана отправила его в одну камеру с наркозависимыми и наркоторговцами.

Приговорённые начали избивать мужчину, но в какой-то момент кто-то из них призвал остальных «не трогать внутренние органы». «Мне показалось странным, что их беспокоили мои органы, а не моя жизнь», — объяснял Цзиньтао.

В начале 2000-х бывший юрист по уголовным делам в Чунцине Цю Синшэн (Qiu Xingsheng) рассказывал американским СМИ, что лично присутствовал на казнях. По его словам, обычно приговорённый вставал на колени спиной к охраннику, а тот стрелял ему в затылок из пистолета.

Порой исполнитель приговора мог посоветовать заключённому открыть рот, чтобы пробившая затылок пуля вышла, не повредив лицо.

Трудно сказать, как много внутренних органов приговорённых оказывается на чёрном рынке Китая, так как никакой официальной статистики нет.

Формально власти запретили продажу внутренних органов казнённых заключённых в 2014 году, но западные эксперты считают, что на деле ничего не изменилось. В 2016 году канадские правозащитники обнаружили, что ежегодно в китайских больницах пересаживают от 60 до 100 тысяч внутренних органов.

Хотя официальные ведомства отчитываются лишь о 10 тысячах пересадок.

В 2016 году уроженец Швеции Джордж Карими выпустил книгу «Пожизненное заключение в Китае», повествующую о его семилетнем опыте в китайской тюрьме.

Кроме историй об избиениях, изматывающих допросах и плохих условиях камере, мужчина также рассказал о случаях кражи внутренних органов приговоренных к смертной казни. Как утверждал автор, порой в таких случаях родственникам погибшего не выдавали тело, а присылали урну с прахом.

Помимо этого в книге упоминался некий сокамерник Карими: тот постоянно хвалил китайское правительство вопреки тому, что именно компартия приговорила мужчину к смертной казни.

Источник: tjournal.ru

Материал подготовлен каналом @EvilBee подпишись, чтобы не пропустить ничего интересного.

Источник: https://telegra.ph/Ot-pytok-do-rynka-organov-kakovo-ehto--popast-v-kitajskuyu-tyurmu-08-16-2

От пыток до рынка органов: каково это — попасть в китайскую тюрьму — Истории на TJ

Тюрьма в китае. От пыток до рынка органов: каково это — попасть в китайскую тюрьму

Истории бывших заключённых и свидетельства иностранных специалистов об одной из самых закрытых пенитенциарных систем мира.

Охранник просматривает окно коридора в пекинском центре заключения, октябрь 2012 года. Фото Getty

В мировом рейтинге по числу заполненности тюрем Китай, население которого составляет почти 1,4 миллиарда человек, занимает второе место.

Точное число заключённых определить сложно, но, по оценкам общественных организаций, оно составляет от 1,649 миллиона до 2,3 миллиона человек.

Это внушительная статистика для Азии и ещё более масштабная для Европы, где лидерство по числу приговорённых стабильно удерживает Россия — около 590 тысяч человек.

Несмотря на масштаб, информация об условиях жизни в китайских тюрьмах во многом остаётся закрытой, а если и просачивается в СМИ, то зачастую обрывисто и неточно.

Многие правозащитники потратили не один год, собирая крупицы данных, но и они не могут осветить все детали тюремных условий.

Именно поэтому одним из главных источников о происходящем в одной из крупнейших пенитенциарных систем мира остаются жители Китая и иностранцы, которые отсидели и вышли.

Там, где духовное движение встречается с пытками

«Духовная энергия колеса закона», «Усердная работа с колесом учения», «Великий закон колеса учения», — это лишь несколько вариантов перевода названия духовного движения фалуньгун, охватившего Китай 1990-х. Оно основано на традиционной китайской гимнастике и сочетает в себе элементы буддизма, даосизма и конфуцианства. По словам приверженцев, суть течения заключается в физическом и духовном развитии человека.

Верование, основанное уроженцем провинции Гирин Ли Хунчжи, набрало популярность в бурно развивающимся Китае. Строители, бизнесмены, студенты, чиновники — интерес к фалуньгун охватывал жителей страны. В какой-то момент приверженцами течения стали считать себя более 100 миллионов человек — для компартии, которая долго наблюдала за религиозным бумом, это был финальный знак к действию.

Увидев в течении реальную угрозу, власти Китая нанесли упреждающий удар, который обрёк тысячи людей на тюремные сроки. В 1999 году компартия объявила фалуньгун вне закона, якобы потому что течение демонстрировало признаки секты (в России книги об учении внесены в экстремистский список). Вскоре многих сторонников течения начали арестовывать порой даже по самым незначительным причинам.

Приверженцы фалуньгун в Гонконге (из-за большой автономии в этой части Китая учение не запрещено). Фото Reuters

Именно такая судьба постигла Цзиньтао Лю (Jintao Liu).

Он работал преподавателем в школе, пока в начале 2000-х во время полицейской проверки на его учительском компьютере не обнаружили файл с книгой о фалуньгун.

Мужчине не объяснили, в чём его обвиняют, но он и так это понимал. С 2006 по 2009 годы китаец провёл в пекинском центре содержания и трудовом лагере, где его регулярно избивали, пытали и унижали.

В разговоре с одним из крупнейших новостных изданий Австралии news.com.au, Цзиньтао описал, как однажды ему под ногти загнали спицы и заставили стоять на улице около 18 часов. За попытку поменять позу или просто двинуться его били. В другой раз заключённого раздели до гола четверо охранников и угрожали изнасиловать подручными средствами, «чтобы сделать геем».

Хунбинь Линь (Hongbin Lin) столкнулся с полицейской жестокостью к приверженцам запрещённого течения на несколько лет раньше. В 2002 году его приговорили к шести годам заключения за выход на улицу с баннером «Фалуньгун — это хорошо». Суд постановил, что таким образом мужчина пытался «нарушить работу правоохранительных органов».

Хунбинь Линь. Скриншот из репортажа news.com.au

Как утверждает Хунбинь, в первые же месяцы его избили охранники и пытали электрошокерами до тех пор, пока в них не кончился заряд.

Подобную технику применяли ко многим приговорённым, но иногда те не выдерживали и умирали. Никакого гендерного разделения не было: охрана относилась к женщинам-заключённым не менее жестоко.

Чан Чжи Юэ (Chang Zhi Yue) провела четыре года в пекинской тюрьме, пережив десятки столкновений.

По словам женщины, однажды девять охранников мучили её около пяти часов: она получила несколько тяжёлых травм, включая трещину черепа и позвоночника. В другой раз сотрудники учреждения посадили Чан Чжи на стул и начали тянуть её за ноги в разные стороны, пока у неё не треснуло бедро. Перед этим китаянку избили, нанеся удары как по телу, так и по лицу.

Такой уровень жестокости в китайских тюрьмах объяснялся закрытостью страны от международных организаций. С приходом к власти коммунистов в середине 20 века в КНР перестали проводить независимые расследования о происходящем в тюрьмах. В 2005 году туда прибыли сотрудники ООН, однако за их действиями строго следили и не позволяли пообщаться как с иностранными, так и с китайскими заключёнными.

В 2006 году инспекция ООН заключила, что 66% заключённых в китайских тюрьмах причисляли или причисляют себя к сторонникам фалуньгун.

Особо упрямых приверженцев движения отправляли в специальные центры, где силой вынуждали отказаться от верований. Заключённым регулярно показывали фильмы, критикующие и называющие фалуньгун сектантским верованием. Несогласных избивали и вынуждали смотреть записи, а порой подвешивали к потолку за запястья или били электрошокером, требуя отказаться от своих убеждений.

По свидетельствам бывших заключённых, существовал некий «интенсивный курс». Он предполагал регулярные избиения, допросы, аудио и видео пропаганду, а также запрет на отдых и сон, пока человек не откажется от верований или не признается в новых преступлениях.

Нынешнее руководство Китая утверждает, что все подобные центры давно закрыты и демонтированы, однако проверить эту информацию не удаётся. Бывшие обитатели учреждений рассказывают, что их очень сложно найти, так как они расположены в дальних уголках страны.

Бизнес на заключённых

В феврале 2018 года об опыте пребывания в китайской тюрьме с 2014 по по 2015 годы рассказал американец Питер Хамфри (Peter Humphrey). Он работал частным сыщиком в стране и расследовал дело о крупных взятках в фармацевтической компании, когда полиция обвинила его в «незаконном сборе персональной информации о китайских гражданах».

Как вспоминал американец, сначала его отправили в центр для задержания иммигрантов, где из-за плохих и антисанитарных условий у него развились симптомы рака простаты, появилась грыжа и длительная диарея вкупе с травмой спины. Никакой из этих недугов не лечили. Спустя тринадцать месяцев Хамфри отправили в шанхайскую тюрьму. Там за ним регулярно следили двое сокамерников-информаторов, которые сообщали о его действиях руководству тюрьмы.

Первое время охрана относилась к Хамфри нейтрально, но всё изменилось с приходом нового капитана.

Он провоцировал американца, оскорблял и требовал признаться в новых преступлениях, угрожая карцером или продлением срока.

Несмотря на то, что несколько раз мужчина видел, как избивали заключённых, он не поддался угрозам. В ответ охрана игнорировала его просьбы разрешить пройти обследование и начать лечение рака простаты.

Хамфри и его подруга Юй Инцзэн (Yu Yingzeng), вместе с которой он вел расследование в Китае. Фото из личного архива частного детектива

Хамфри лично убедился, что слухи об использовании заключённых в производстве правдивы. Многие приговоренные работали с сырьем для будущих товаров брендов 3M, C&A или H&M. Порой люди начинали после обеда, а заканчивали лишь поздно вечером. За это и другую деятельность, в том числе работу на кухне или мытье полов, платили около 17 долларов в месяц.

Однако у многих китайских заключённых остались совершенно другие воспоминания о тюремной работе, нежели у иностранца. На деле, в стране до сих пор работают так называемые «трудовые лагеря», которые появились ещё в первые годы правления компартии. В 2012 году Al Jazeera выяснило, что подобные учреждения всё ещё работают, после чего журналистам издания запретили въезд в Китай.

Из репортажа следует, что по стране рассредоточены больше тысячи трудовых лагерей, замаскированных под фермы или заводы.

Туда тайно отправляют заключённых, вынуждая работать на производстве под страхом избиений или смерти. Бесплатную рабочую силу используют для всего, начиная от промышленных и заканчивая бытовыми товарами.

Власти Китая тщательно борются с любыми утечками информации об этих центрах, так как американские и европейские законы запрещают продавать в стране вещи, в создании которых использовался подневольный труд.

Тем не менее расследование Al Jazeera показало, что китайские компании открыто занимаются поставкой подобных продуктов, не опасаясь государственных санкций.

В зависимости от условий, приговорённых вынуждали работать часть дня или целые сутки, чтобы успеть в срок.

Впервые о мошеннической схеме китайских учреждений для обхода западных правил стало известно в начале 2000-х годов. Так как США и европейские страны отказывались принимать товары, в создании которых участвовали заключённые, их пропускали через так называемое «окно». Это работало и, возможно, продолжает работать следующим образом.

Китайский заказчик обращался к руководству тюрьмы с предложением о производстве взамен на процент от прибыли.

После того, как заключённые заканчивали свою часть работы, товар переправляли в подставную компанию, которая доделывала продукты. Она же и занималась финальной частью схемы — продажей вещей в США и Европу.

Выгода была очевидна: заказчик экономил на рабочей силе, теряя при этом лишь небольшой процент качества товара.

Как выяснили журналисты Al Jazeera, в 2001 году сотрудник одной из компаний-заказчиков заключил сделку с госдепом США. В обмен на информацию о мошеннической схеме мужчине пообещали политическое убежище. Информатор вместе с женой и сыном пересёк китайскую границу и добрался до Владивостока, после чего подал документы на визу в США.

По непонятной причине мужчине отказали в выдаче документов. Вскоре после этого российская иммиграционная служба отправила китайца на родину. С тех пор о его состоянии и местонахождении ничего неизвестно.

Казнь как способ извлечения прибыли

В декабре 2017 года тысячи жителей провинции Гуандун собрались на необычное зрелище — вынесение смертного приговора десяти подсудимым, обвиняемым в наркоторговле, грабеже и убийствах.

После окончания процесса осуждённых увели с большой сцены, где назначали приговор, и, по данным СМИ, вскоре казнили.

Некоторые очевидцы снимали вердикт суда на телефон, а другие негромко переговаривались или курили в стороне.

По оценке общественной организации Amnesty International, за 2005 год в Китае привели в исполнение 1770 смертных приговоров. При этом некоторые активисты утверждали, что реальная цифра составляет больше восьми тысяч человек.

С тех пор статистика почти не изменилась — по информации организации Dui Hua Foundation, в 2016 году в стране казнили больше двух тысяч человек, в том числе за продажу наркотиков в крупных размерах и экономические преступления.

Такая статистика отчасти объясняется не только тем, что в Китае живёт больше миллиарда человек. Куда более важную роль играет то, что в 99% случаев суд встаёт на сторону обвинения, увеличивая риск судебной ошибки. Например, в 2016 году китайская полиция признала, что в 1995 году ложно приговорила к расстрелу мужчину, признанного виновным в изнасиловании и убийстве.

Сцена в провинции Гуандун, на которой проходил судебный процесс. Фото The Paper

Как полагают общественные организации и редкие свидетели происходящего в китайских тюрьмах, рекордно высокое число смертных приговоров может быть связано с бизнесом по продаже внутренних органов.

«Там нет закона, который бы напрямую запрещал заниматься такой практикой», — говорит представитель австралийского отделения организации «Врачи против принудительного сбора органов» Софи Брискин (Sophia Bryskine). По словам женщины, активисты пристально следят за подобной деятельностью в Китае, где она, несмотря на требования ООН, превратилась в бизнес.

Бывший заключённый Цзиньтао Лю долгое время не верил в «кражу органов» умерших, принимая это за мрачные слухи. Он изменил мнение после того, как охрана отправила его в одну камеру с наркозависимыми и наркоторговцами.

Приговорённые начали избивать мужчину, но в какой-то момент кто-то из них призвал остальных «не трогать внутренние органы». «Мне показалось странным, что их беспокоили мои органы, а не моя жизнь», — объяснял Цзиньтао.

В начале 2000-х бывший юрист по уголовным делам в Чунцине Цю Синшэн (Qiu Xingsheng) рассказывал американским СМИ, что лично присутствовал на казнях. По его словам, обычно приговорённый вставал на колени спиной к охраннику, а тот стрелял ему в затылок из пистолета.

Порой исполнитель приговора мог посоветовать заключённому открыть рот, чтобы пробившая затылок пуля вышла, не повредив лицо.

Трудно сказать, как много внутренних органов приговорённых оказывается на чёрном рынке Китая, так как никакой официальной статистики нет.

Формально власти запретили продажу внутренних органов казнённых заключённых в 2014 году, но западные эксперты считают, что на деле ничего не изменилось.

В 2016 году канадские правозащитники обнаружили, что ежегодно в китайских больницах пересаживают от 60 до 100 тысяч внутренних органов. Хотя официальные ведомства отчитываются лишь о 10 тысячах пересадок.

В 2016 году уроженец Швеции Джордж Карими выпустил книгу «Пожизненное заключение в Китае», повествующую о его семилетнем опыте в китайской тюрьме.

Кроме историй об избиениях, изматывающих допросах и плохих условиях камере, мужчина также рассказал о случаях кражи внутренних органов приговоренных к смертной казни. Как утверждал автор, порой в таких случаях родственникам погибшего не выдавали тело, а присылали урну с прахом.

Помимо этого в книге упоминался некий сокамерник Карими: тот постоянно хвалил китайское правительство вопреки тому, что именно компартия приговорила мужчину к смертной казни.

#истории #китай #общество

Источник: https://tjournal.ru/stories/74995-ot-pytok-do-rynka-organov-kakovo-eto-popast-v-kitayskuyu-tyurmu

Тюрьма в Китае

Тюрьма в китае. От пыток до рынка органов: каково это — попасть в китайскую тюрьму

Китайские тюрьмы — сущий «ад на земле». И не удивительно, ведь побывав там, меняется не только жизнь, но и мировоззрение.

По всей Поднебесной раскинулась целая сеть тюрем. Одни знамениты своими пытками и нечеловеческим трудом, а другие — «особым комфортом».

В этой статье мы рассмотрим, что же из себя представляет китайская тюрьма, и почему туда лучше не попадать.

Арестный дом

В арестный направляют за административное правонарушение. Сюда попадают несовершеннолетние, хулиганы, наркоманы, проститутки и их клиенты.

При таком тюремном заключении, задержанный пребывает здесь не более 15 суток. За это время нарушителю рассказывают о законах и основных нормах поведения. Никаких сложных физических работ выполнять не требуют, разве что могут заставить провести уборку в камере.

Данный вид наказания — самый лёгкий.

Трудовой лагерь

Ранее трудовые лагеря были довольно распространённой мерой наказания. Именно таким образом перевоспитывали нарушителей, привлекали  их к общественному труду.

Данный метод рассматривался как эффективная альтернатива тюремному заключению. Заключённые работали на фабриках, в общественных местах. Однако такой вид наказания был отменён из-за злоупотреблений со стороны исполнителей закона — не было единого органа который бы мог структурировать и контролировать все процессы.

Система начала погружаться в мир взяток и корысти со стороны стражей порядка.

В данном учреждении человек мог находиться от одного до трёх лет, при этом получая небольшие денежные компенсации за свой труд. Фактически это превратилось в современный рабовладельческий строй, но благодаря активности правозащитных организаций такой вид наказания был отменён.

Следственный изолятор

Следственный изолятор или СИЗО, как принято его называть у нас, тоже можно отнести к тюрьме. Ведь обвинённый находится в заключениидо принятиясудом решения и вынесения приговора. В этом учреждении человек страдает гораздо больше, чем в самой тюрьме.

Ведь здесь стражи порядка всяческими методами и способами пытаются выбить признание у арестованного.

Официальное руководство запрещает жестокое обращение с задержанными, но довольно часто эти указания игнорируются, и человек, попавший в руки «закона» попадает под пытки.

Подозреваемых в преступлении избивают всевозможными подручными предметами (дубинки, электрошокеры). Некоторых лишают сна, заковывая в болезненное положение. Так же бывали и случаи, когда обвиняемых подвешивали за руки или помещали в одиночную камеру на пару суток, при этом, не давая воды и еды.

Бесчеловечное отношение не всегда исходит именно от охранников. В тюрьмах есть так называемые «авторитеты», которые с удовольствием устраивают пытки ради своего удовольствия.

Но это ещё не всё. Те, кому все-таки посчастливилось избежать пыток, жалуются на ужаснейшие условия пребывания и отвратительную пищу. Жить в СИЗО приходится порой без коек, одеял и подушек, довольствуясь холодным бетонным полом. Так же камеры довольно тесные, не всегда получается даже лечь на спину, приходится спать на боку.

Многие, кто пребывают в СИЗО, вынуждены по долгу работать, исполняя самые изощренные поручения. Нет чётко установленного перечня работ, которые могут выполнять обвиняемые в учреждении – указано лишь понятие «подходящие работы». А какие они, эти подходящие работы, устанавливают непосредственно охранники. Что из этого получается, можете представить сами…

Для многих нахождение в СИЗО является сущим адом, и невыносимым испытанием. Задержанные вздыхают с облегчением, когда судебный процесс завершён и вынесен приговор. Ведь теперь их переведут в настоящую тюрьму…

Тюрьма

Тюрьма в корне отличается от трудовых лагерей и СИЗО. Пребывание здесь гораздо гуманнее, ведь исправительная система подчиняется непосредственно юрисдикции центрального правительства. Поэтому находящиеся в месте лишения свободы люди меньше зависят от влияния охраны, которая, как уже известно, порой довольно безжалостна.

Что касается питания, то здесь всё достаточно скромно, но уже гораздо лучше чем в СИЗО. Зачастую дают небольшое количество мяса с овощами или тарелку супа.

Однако некоторые заключенные ложатся спать голодными, ведь ужин начинается в 17:00, а работать им необходимо до поздна  — попросту не успевают на трапезу.

Иногда разрешают заключённым во время перерыва сбегать в тюремную лавку, чтобы приобрести что-то в качестве перекуса, но это не всегда удаётся, так как до магазина далековато или же не хватает денег.

Невероятной проблемой является и личная гигиена заключённых. Ведь зимой человек в китайской тюрьме может принять душ всего лишь один раз в неделю, летом — два.

На каждого выделяется по 15 минут времени, в это время входит ожидание в очереди и раздевание. То есть на саму процедуру остаётся всего десятки секунд. Мыться приходится очень быстро. К тому же под пристальным взглядом      охраны…

Так же стоит заметить, что и поход в туалет здесь дело не простое. Ведь на это отводится определённое время, а если захотелось не по расписанию, необходимо спрашивать разрешение у охраны.

Заключённых по максимуму стараются оградить от внешнего мира. Даже связь с семьёй является роскошью. Перед отправкой, все письма проходят тщательную проверку. Встречи с близкими происходят только раз в месяц, на двадцать минут. Раз в месяц, на 5 минут разрешают также и говорить по телефону.

В общем в места лишения свободы лучше не попадать ни в какой стране мира, а тем более в Китае. Несомненно, люди, которые попали в китайскую тюрьму «перевоспитались» и «реабилитировались», но стоит ли платить такую цену за необдуманный поступок? Думаю вряд-ли.

Похожее

Источник: http://www.laovaev.net/tyurma-v-kitae/

От пыток до рынка органов: каково это — попасть в китайскую тюрьму — hesusavgn6262

Тюрьма в китае. От пыток до рынка органов: каково это — попасть в китайскую тюрьму

Истории бывших заключённых и свидетельства иностранных специалистов об одной из самых закрытых пенитенциарных систем мира.

Охранник просматривает окно коридора в пекинском центре заключения, октябрь 2012 года. Фото Getty

В мировом рейтинге по числу заполненности тюрем Китай, население которого составляет почти 1,4 миллиарда человек, занимает второе место.

Точное число заключённых определить сложно, но, по оценкам общественных организаций, оно составляет от 1,649 миллиона до 2,3 миллиона человек.

Это внушительная статистика для Азии и ещё более масштабная для Европы, где лидерство по числу приговорённых стабильно удерживает Россия — около 590 тысяч человек.

Несмотря на масштаб, информация об условиях жизни в китайских тюрьмах во многом остаётся закрытой, а если и просачивается в СМИ, то зачастую обрывисто и неточно.

Многие правозащитники потратили не один год, собирая крупицы данных, но и они не могут осветить все детали тюремных условий.

Именно поэтому одним из главных источников о происходящем в одной из крупнейших пенитенциарных систем мира остаются жители Китая и иностранцы, которые отсидели и вышли.

В юриста
Добавить комментарий