Постановление пленума вс о свободе договора. О свободе договора и ее пределах

Пленум ВАС РФ представил разъяснения о свободе договора и ее пределах

Постановление пленума вс о свободе договора. О свободе договора и ее пределах

В Постановлении Пленума ВАС РФ говорится, в частности, следующее:

законодательная норма может содержать явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила (например, указано, что такое соглашение ничтожно, запрещено, не допускается и т.п.).

Вместе с тем из целей законодательного регулирования может следовать, что содержащийся в императивной норме явно выраженный запрет на соглашение сторон может толковаться ограничительно.

Суд может признать, что данный запрет не допускает установления таких условий, которые будут ущемлять охраняемые законом интересы той стороны, на защиту которой эта норма направлена;

при отсутствии в норме, регулирующей права и обязанности по договору, явно выраженного запрета установить иное, она является императивной, если исходя из целей законодательного регулирования это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.), нарушения грубого баланса интересов сторон;

если норма содержит прямое указание на возможность предусмотреть иное соглашением сторон, суд может истолковать такое указание ограничительно, т.е. сделать вывод о том, что диспозитивность нормы ограничена определенными пределами;

если сторонами заключен договор, не предусмотренный законом (непоименованный), судам следует иметь в виду, что нормы об отдельных видах договоров могут быть применимы к такому договору по аналогии закона в случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования соглашением сторон. При этом применение императивных норм возможно в исключительных случаях, для защиты интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов;

в случаях, когда договор содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для одного из контрагентов или существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), суд вправе применить к такому договору положения ст. 428 ГК РФ, изменив или расторгнув договор по требованию контрагента. Слабая сторона также вправе заявить о недопустимости применения несправедливых условий договора на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.

При разрешении споров, возникающих из неясности условий договоров (когда невозможно установить действительную общую волю сторон), толкование должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила его проект или формулировку соответствующего условия.

В общении, при обращении в различные организации мы слышим такое понятие “БЛИЗКИЕ РОДСТВЕННИКИ”.

Так кто же такие эти близкие родственники?

В законе нет однозначного понятия “БЛИЗКИЕ РОДСТВЕННИКИ”.

Только в двух законах мы встречаем толкование данного поняти. Один из них, что логично, семейный кодекс, а вот второй – уголовный кодекс.

В 14 статье семейного кодекса РФ сказано, что близкими родственниками являются родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, то есть: родителями по отношению к детям, дедушки, бабушки по отношению к внукам, полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами.

Уголовный кодекс трактует это понятие чуть шире: близкие родственники – супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. То есть добавляя усыновителей и усыновлённых.

Наследственное право, в частности ГК РФ, содержит в принципе, понятие родственников, в части перечисления наследников по закону, однако, близкими, то есть наследниками первой очереди признаёт только детей, супруг / супруга и родители наследодателя. Хотя из принципов семейного права, супруги родственниками не являются.

Таким образом, проанализировав российское законодательство можно перечислить близких родственников:

– дети по отношению к своим родителям, а родители к своим детям;

– внуки по отношению к своим бабушкам и дедушкам, а также бабушки и дедушки к внукам;

– родные (полнородные и неполнородные) братья и сёстры по общим родителям.

В более широком толковании сюда можно добавить:

– супругов

– усыновителей и усыновляемых.

Page 3

К нам часто обращаются с различными вопросами, относительно гражданского судопроизводства.

Очень частым является вопрос о том, как же озаглавить документы, которые подаются в суд.

Для начала изучим ст. 35 ГПК РФ. В ней сказано: лица, участвующие в деле, имеют право,… заявлять отводы,… заявлять ходатайства,… давать объяснения суду в устной и письменной форме…, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле.

Разделом II ГПК РФ установлены следующие документы: исковое заявление, встречный иск, возражение относительно исковых требований, мировое соглашение, заявление (особое производство).

Разделом III ГПК РФ установлены следующие документы: апелляционная, кассационная и надзорная жалоба и частная жалоба.

Документы, на основании которых дело, принимается к производству:

– исковое заявление;

– встречный иск;

– заявление (особое производство);

– апелляционная жалоба;

– кассационная жалоба;

– надзорная жалоба.

Документы, которые используются в гражданском процессе:

– ходатайство;

– объяснение;

– возражение;

– отвод;

– мировое соглашение;

– частная жалоба.

Ходатайство – процессуальный документ по вопросам, связанным с разбирательством дела, является просьбой (запросом), обращением к суду.

Объяснение – процессуальный документ об известных стороне процесса обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, подлежит проверке и оценке наряду с другими доказательствами. Таким образом, объяснение сторон приравнивается к доказательствам по делу.

Возражение – процессуальный документ обосновывающий отрицание (отклонение, несогласие, опровержение) требований, заявленных участником процесса. Возражение является важным документом в гражданском процессе. Доводы, приведенные в возражении подлежат проверки в судебном разбирательстве.

Отвод – процессуальный документ, направленный на отстранение определенной категории участников гражданского процесса от судебного разбирательства, служащий для создания условий беспристрастности, независимости и объективности судебного разбирательства.

Мировое соглашение – процессуальный документ, которым стороны завершают добровольно судебное разбирательство.

Частная жалоба – процессуальный документ, подаваемый стороной судебного разбирательства на действия суда и принятые судом определения, протоколы, постановления, в случае несогласия с ними.

Наше юридическое бюро подготовит для ВАС любые процессуальные документы

+7 (903) 728-15-96

Консультация по телефону бесплатно

Page 4

Управление Росреестра по Москве отказало вам в регистрации? Вашу регистрацию приостановили? Вы не согласны с принятым Росреестром решением?

Встаёт резонный вопрос, в какой суд подавать иск.

У Управления Росреестра по Москве, согласно выписки из ЕГРЮЛ, один адрес на улице Большая Тульская 15.

И кажется, что иск нужно подавать в Симоновский суд, однако не всё так просто и давайте разберёмся.

В силу ч. 5 ст. 218 КАС РФ административные исковые заявления подаются в суд по правилам подсудности, установленным главой 2 КАС РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 22 КАС РФ административное исковое заявление к государственному органу подается в суд по месту его нахождения.

При этом в соответствии с ч. 2 указанной нормы в случае, если место нахождения государственного органа не совпадает с территорией, на которую распространяются его полномочия, административное исковое заявление подается в суд того района, на территорию которого распространяются полномочия указанного органа.

Кроме того, в п.

8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2016 года № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» разъяснено, что в случае, если полномочия государственного органа распространяются на несколько районов, административное исковое заявление подается в суд того района, на территории которого возникли или могут возникнуть правовые последствия оспариваемых административным истцом действий (бездействия) либо на территории которого исполняется оспариваемое решение.

Полномочия Управления Росреестра по Москве распространяются на всю территорию г Москвы, в том числе и на место нахождения объекта недвижимого имущества, в отношении которого возникают правовые последствия оспариваемого решения.

Кроме того, в соответствии со ст.

24 КАС РФ административное исковое заявление об оспаривании решений государственных органов и должностных лиц (за исключением судебных приставов-исполнителей) может подаваться также в суд по месту жительства гражданина, являющегося административным истцом. Право выбора между несколькими судами, которым согласно настоящей статьи подсудно административное дело, принадлежит административному истцу.

Таким образом, исковое заявление к Управлению Росреестра по Москве следует подавать либо по месту жительства административного истца (заявителя), либо в суд по месту нахождения объекта недвижимости.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ПО ТЕЛЕФОНУ

+7 (903) 728-15-96

ВСЕГДА БЕСПЛАТНО!

Юридическое бюро Доверие работает с 2006 года. У нас имеется большой опыт оспаривания решений Росреестра.

Если у вас есть вопросы, звоните, приходите на консультацию, мы постараемся вам помочь.

Наш офис удобно расположен в 3 минутх от метро Печатники

+7 (903) 728-15-96 – будни с 9 до 19

+7 (909) 907-90-75 – все дни с 9 до 21

Мы подготовим для вас административный иск для оспаривания решения Росреестра. Подробнее об услуге подготовка документов для суда можно узнать в разделе Исковые заявления

Мы будем представлять ваши интересы в суде. Подготовим все процессуальные документы, позицию по делу, соберем доказательства. Подробнее об услуге представления в суде можно узнать в разделе Судебный юрист

О стоимости наших услуг вы можете узнать в соответсвующем разделе Стоимость услуг

Источник: http://7281596.ru/news/700

О свободе договора

Постановление пленума вс о свободе договора. О свободе договора и ее пределах

Болясникова Л. А. К вопросу о свободе договора и её пределах // Актуальные проблемы права: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 66-68. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/224/11533/ (дата обращения: 17.01.2019).

Договоры существуют для того, чтобы их исполнял более слабый.

Карел Чапек

Принцип свободы договора разрабатывался в законодательстве различных стран в течение целых веков, начиная с эпохи Просвещения. Он начал зарождаться при переходе общества из феодальной в капиталистическую формацию. Изначально, на первых порах, свобода договора получила абсолютный и безграничный характер.

Однако со временем общество обнаружило негативные последствия такого подхода к свободе договора: экономически сильные субъекты стали диктовать свою волю слабым, вследствие чего появилась объективная потребность в установлении пределов с целью предотвращения злоупотребления правом, защиты слабой стороны договора, интересов и прав кредиторов.

Гражданско-правовое регулирование базируется на определенных идеях, началах — принципах гражданского права, которые отражены в п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ (далее по тексту — ГК, ГК РФ) .

Основным методом гражданского права является диспозитивный метод, поэтому ему присущи такие черты, как юридическое равенство сторон, свобода и добровольность волеизъявления.

На этой основе базируется одно из главных начал частного права — принцип свободы договора.

В условиях рыночной экономики договор является одним из основных способов регулирования экономических взаимосвязей, который обеспечивает самостоятельное регулирование экономических отношений их участниками.

Принцип свободы договор призван обеспечить, прежде всего, свободу экономической деятельности, чтобы её субъекты могли свободно выражать свою волю, согласовывать интересы и определять действия для достижения желаемых целей в заключаемых между собой договорах.

В содержание свободы договора в соответствии со ст. 9 и 421 ГК РФ включаются четыре элемента.

Во-первых, свобода заключения договора, что подразумевает недопущение принуждения субъектов к вступлению в договорные отношения, за исключением случаев, когда обязанность заключать договор прямо предусмотрена законом.

Во-вторых, свобода выбора партнера, и хотя многие авторы не относят данный элемент к свободе договора, на наш взгляд, было бы целесообразно включить его в их, так как в соответствии с п. 1 ст. 9 ГК РФ «граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права» .

В-третьих, свобода выбора вида договора: субъектам гражданского права предоставляется право заключать любой договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом и иными нормативно-правовыми актами при условии, что такой договор не противоречит общим началам и смыслу законодательства (п. 1. ст. 8, п. 2 ст. 421 ГК РФ). По общему правилу при правовом регулировании смешанных договоров применяются правила о договорах, элементы которых в нем содержатся, о чем также говорится в п. 3 ст. 421 ГК РФ.

Данный элемент особенно важен для имущественно-гражданского оборота, так как законодательство неизбежно отстает от ритма постоянного развития общественных отношений, не успевая урегулировать их изменения нормами позитивного права.

И, в-четвертых, свобода содержания (условий) договора: стороны самостоятельно определяют содержание договора, если законом или иными нормативно-правовыми актами не устанавливаются пределы содержания каких-либо условий. Свобода содержания договора находит свое отражение и за пределами ст. 421 ГК РФ, например, в ст. 425 ГК РФ провозглашается свобода установления срока действия договора.

М. И. Брагинский выделяет два вида ограничений свободы договора: негативные и позитивные. Негативные ограничения предполагают установление законом, между кем и какие договоры заключаться не могут, а позитивные представляют собой либо обязанность заключить договор, либо обязательное включение в них определенных условий .

Средствами ограничения свободы договора выступают: 1) императивные нормы права (согласно п. 1 ст.

422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения); 2) гражданско-правовые договоры (по отношению к другим договорам сторон, например, заключение предварительного договора в соответствии со ст.

429 ГК РФ, когда стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором); 3) административные правовые акты; 4) судебные правовые акты.

Свобода договора в ГК РФ имеет частные случаи ограничения: ст. 426 — публичный договор, когда обязанность заключать договор прямо предусмотрена законом; ст. 428 — договор присоединения, и другие императивные правила, которые должны соблюдаться в силу ст. ГК РФ всеми лицами при заключении договоров.

Тем не менее законодательных пределов свободы договора для эффективной реализации данного принципа стало недостаточно, в связи с чем Пленумом ВАС РФ было издано Постановление от 14 марта 2014 г. «О свободе договора и её пределах» № 16 .

Этим Постановлением был изменен подход к традиционному пониманию императивной и диспозитивной природы норм гражданского права, так как судам теперь следует толковать их с учетом целей, ради которых они были введены законодателем.

В условиях рыночной экономики субъекты не равны в своем материальном положении. И, дабы не допустить господства одних над другими и защитить публичные интересы, устанавливается принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и злоупотреблением свободой договора, которая является и правом сторон договорных отношений.

Отсутствие легального определения понятия «злоупотребления правом» ведет к противопоставлению законности и целесообразности, открывает широкую возможность для судебного усмотрения, в то время как практические работники, к сожалению, не пришли к единообразному применению ст. 10 ГК РФ, так как критерии злоупотребления правом весьма туманны и неопределенны.

Для предотвращения злоупотребления правом издаются различные Постановления Пленумов высших судов, на законодательном уровне принимаются нормы, призванные пресечь злоупотребление, однако определения, которое бы разрешило споры в науке и проблемы на практике, до сих пор нет.

И одной из главных причин принятия Постановления Пленума ВАС РФ № 16 являлось как раз предотвращение злоупотребления правом.

В целом, Постановление Пленума ВАС РФ № 16 следует оценивать положительно. Особым достоинством Постановления для развития судебной практики «является прямое указание судам на необходимость раскрытия причин и обстоятельств, по которым ими избирается тот или иной прием понимания и толкования норм права и условий договора.

Так, в любом случае, для вывода о том, является ли норма диспозитивной или императивной, суд обязан указать, каким образом на это влияет или само законодательное регулирование, или необходимость защиты определенных интересов» .

С другой стороны, данное постановление изменило порядок определения диспозитивной и императивной природы норм гражданского права правоприменителями, чем увеличило роль судебных органов при толковании договоров не по воле сторон, а исходя из целей правового регулирования.

Также по своей сути сложным является вопрос о том, как выяснить «существо и цели законодательного регулирования»: не будет ли разночтений в судебной практике? Тем не менее следует отметить, что данное правило направлено на предотвращение злоупотребления правом, в том числе и договорной свободой, путем противопоставления «буквы» и «духа» закона. Именно такое положение Постановления наставляет судей принимать решения, руководствуясь не только буквой, но и духом закона, принципами и аксиомами права.

Думается, что Постановление Пленума ВАС РФ № 16 оправдало себя и стало достаточно эффективным регулятором договорных правоотношений, а его положения следует полностью отразить в отдельном федеральном законе.

Законодательство РФ вводит ограничения свободы договора для её каждого основного элемента, что подтверждает отсутствие абсолютизма в подходе к данному правовому институту. Нельзя считать, что это негативное явление, так как меры направлены, прежде всего, на защиту справедливости, законности, а также недопущения злоупотребления свободой договора.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации: федер. закон от 20 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1994. — N 32. — Ст. 3301.
  2. Гражданское право: в 2 т. Т. I: учебник: изд. пятое, перераб. и доп. / под ред. Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева (автор главы — Н. Д. Егоров). — М.: Проспект, 2000. — С. 486.
  3. Брагинский М. И., Витрянский, В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения: Изд. 2-е, испр. — М.: «Статут», 2000. — С. 167.
  4. О свободе договора и её пределах: Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 // Вестник ВАС РФ. — 2014. — № 5.
  5. Хохлов В. А. Нормы права и формирование условий договора // Гражданское право. — 2015. — № 1 // КонсультантПлюс : справочная правовая система.

Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, свобода договора, договор, РФ, предотвращение злоупотребления, правовое регулирование, предварительный договор, рыночная экономика, судебная практика, Постановление Пленума.

Вс готовит постановление пленума о договорах

13 декабря на заседании Пленума Верховного суда обсудили проект постановления «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора».

Сегодня состоялось заседание Пленума ВС, на котором обсуждали проект постановления о заключении и толковании договора. Проект отправили на доработку и планируют принять еще до Нового года.

Проект постановления Пленума ВС по заключению и толкованию договора состоит из 10 разделов: заключение договора, публичный договор, предварительный договор, рамочный договор, абонентский договор, заверения об обстоятельствах, заключение договора в судебном порядке, толкование договора, правовая квалификация и заключительные положения.

Чем поможет юристам новое постановление Пленума

Заместитель министра юстиции Денис Новак сказал на обсуждении, что «основная идея постановления Пленума – поддержание стабильности гражданского оборота, уход от формализма при толковании договора» и перечислил плюсы постановления.

Пленум может быть пособием для всех юристов по заключению и толкованию договора

Денис Новакзамминистра юстиции РФ Плюсы пленума:

  1. Общая идея Пленума в том, что надо стремиться к сохранению договора Важное разъяснение о соотношение норм по заверениям об обстоятельствах и спецнормами ГК – в пленуме четко указано, что норма о заверениях об обстоятельствах является субсидиарной по отношению к спецпоследствиям, которые предусмотрены ГК за нарушение соответствующего обязательства.
  2. Постановление защищает лицо, которое полагалось на заверения об обстоятельствах Важный принцип, о котором говорит Пленум, — contra proferentem – толкование договора в пользу контрагента стороны, которая предложила условие.

Советуем еще прочитать: Денис Новак на VII Юридическом форуме в Кремле

Олег Гутников, к.ю.н., заместитель заведующего отделом гражданского законодательства и процесса ИЗИСП, тоже высказался о постановлении положительно. По его мнению Пленум закрепляет:

  1. Стабильность гражданского оборота, т.к. в п.44 указана презумпция действительности и заключенности договора
  2. Отказ от формализма — несоблюдение формальностей или совершение конклюдентных действий не влечет незаключенность договора
  3. Необходимость соблюдения принципа добросовестности и разумности
  4. Возможность применения норм ГК к отношениям, которые прямо не названы

Замечания к проекту постановления

Судьи из регионов сделали несколько практических замечаний, которые учтут, когда будут дорабатывать документ.

Чих Алексей Николавевич, судья АС Волго-Вятского округа:

«Надо отразить в Пленуме, что если заверение предоставлено третьим лицом, то наличие у него правомерного интереса предполагается, а также рассмотреть ситуацию, когда заверение дают несколько лиц»

Белинская Светлана Викторовна, заместитель председателя суда Оренбургского областного суда:

«В судебной практике встречается ситуация, когда сторона ссылается на то, что не подписывала договор и поэтому ее подпись сфальсифицирована.

Необходимо дополнить постановление разъяснением о том, что если подпись сфальсифицирована, это не влечет незаключенность договора.

А также дополнить разъяснением о том, что ошибка истца в правовой квалификации по поводу недействительности сделки не должна влечь отказа в рассмотрении вопроса о ее заключенности»

Верховный Суд России и свобода договора (Киселев А.)

Источник: https://velereya.ru/o-svobode-dogovora/

Постановление пленума вс о свободе договора. О свободе договора и ее пределах

Постановление пленума вс о свободе договора. О свободе договора и ее пределах

Фото с сайта www.rstnw.ru

Экономколлегия ВС, руководствуясь разъяснениями ВАС о свободе договора, решила, что стороны вправе предусмотреть в договоре плату за досрочный и немотивированный отказ от него. Юристы такой подход разделяют, но три нижестоящие инстанции посчитали иначе: компенсация была названа штрафом, а значит, противоречит правовой природе неустойки.

Месяц назад экономическая коллегия Верховного суда РФ подтвердила возможность установить в договоре аренды компенсацию за его досрочное и немотивированное расторжение (См. ). Сделала она это в рамках спора ООО “Меркатор Калуга”, арендатора нежилого помещения в Калужской области, и его арендодателя ООО “Боровский завод агропластмасс” (далее – Завод) (№ А40-53452/2014).

Такой подход ВС Константин Галин, старший юрист “Некторов, Савельев и партнеры”, считает очень актуальным в современных условиях кризиса. “Арендодатели пытаются удержать существующих арендаторов путем снижения арендных ставок, но взамен хотят гарантировать длительный срок аренды или получить компенсацию за немотивированное расторжение договора”, – поясняет он.

“Противоречит правовой природе неустойки…”

Сам спор начался с того, что в апреле 2012 года стороны заключили договор аренды сроком на пять лет, по условиям которого “Меркатор Калуга” заплатил Заводу 1,771 млн руб. задатка.

При этом в договоре контрагенты зафиксировали, что эта сумма не является платежом аренды за первые месяцы, а “удерживается арендодателем в качестве гарантии надлежащего выполнения обязательств арендатором”.

Так, если “Меркатор Калуга” захочет расторгнуть договор до истечения его срока по специально не оговоренным причинам, то Завод оставляет задаток себе “в качестве штрафа”. При этом если от сделки откажется Завод, то он должен будет возвратить задаток в двойном размере.

По “досрочному” сценарию все и произошло: В начале 2014-го “Меркатор Калуга” расторг договор по своей инициативе, а Завод, в свою очередь, удержал задаток.

Однако, по мнению “Меркатор Калуга”, односторонний отказ от исполнения сделки – не основание для применения меры ответственности в виде штрафа.

Компания пошла оспаривать условие договора в суд и добилась своего: положение было признано недействительным.

Штраф за отказ от сделки все три инстанции квалифицировали как неустойку, установив, что он противоречит ее правовой природе – “как меры ответственности, применяемой за нарушение гражданских прав”.

Досрочное расторжение договора в одностороннем порядке не является гражданско-правовым нарушением (ненадлежащим исполнением обязательств), а обусловлено реализацией арендатором предоставленного договором права, рассудили суды, а значит, установленный “механизм расторжения договора” противоречит нормам гражданского законодательства.

Норма без запрета должна рассматриваться как диспозитивная

Но такой подход поправил ВС, куда этот спор дошел по жалобе Завода: все акты нижестоящих инстанций экономколлегия (Елена Борисова , Елена Золотова и Ольга Киселева) отменила и в иске “Меркатор Калуга” отказала.

Свои мотивы тройка ВС объяснила в недавно опубликованном определении . В первую очередь судьи сослались на ст.

421 Гражданского кодекса РФ, где закреплен принцип свободы договора, а также на статьи 619, 620 этого закона [досрочное расторжение договора по требованию арендодателя/арендатора], которые, как отметили они, не содержат запрета на досрочное расторжение по иным основаниям – не предусмотренным в этих нормах.

Таким образом, стороны вправе установить и основания, и условия для преждевременного отказа от сделки, рассудила экономколлегия: в частности, обусловить право на односторонний отказ от обязательства необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне, как это и было в случае с Заводом и “Меркатор Калуга”.

Ошиблись нижестоящие инстанции и в квалификации спорной суммы, рассудила экономколлегия.

Это не неустойка, а компенсация, которая должна быть выплачена одной из сторон при отказе от договора, поясняется в определении ВС.

И то, что именуется она в договоре штрафом, не изменяет ее сути – дать любой стороне возможность расторгнуть договор без объяснения причин, а не привлекать к ответственности.

Сослались судьи ВС и на постановление Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 14 марта 2014 года № 16 “О свободе договора и ее пределах”, согласно которому если норма не содержит явно выраженного запрета на установление условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, то она должна рассматриваться как диспозитивная. В этом случае отличие условий договора от содержания этой нормы само по себе не может служить основанием для признания их недействительными. Поскольку же ГК РФ допускает любые способы обеспечения обязательств, то и нет оснований для признания недействительным спорного положения договора аренды между Заводом и “Меркатор Калуга”, которое направлено на обеспечение исполнения арендатором его условий и гарантию законных интересов арендодателя, сделала вывод “тройка”.

Акцентировала внимание экономколлегия также на том, что договор аренды был подписан контрагентами без замечаний и возражений со стороны “Меркатор Калуга”.

И соответственно, рассудила “тройка”, заявление компании о недействительности спорного условия после направления уведомления о досрочном расторжении без указания каких-либо мотивов направлено на неисполнение возникшего между сторонами обязательства.

Новый принцип эстоппель

Это определение экономколлегиии – значимый шаг в сторону либерализации российского обязательственного права, считает Галин.ВС поддержал общую позицию Пленума ВАС о механизме определения императивного или диспозитивного характера нормы ГК, исходя из цели законодательного регулирования, а не из буквального прочтения формулировки нормы закона, говорит он.

Кроме того, экономколлегия применила новый для российского гражданского права принцип эстоппель, считает Галин.

“ВС указал, что довод о недействительности условия о плате за немотивированное расторжение договора направлен на неисполнение возникшего между сторонами обязательства, поскольку, заключая договор, арендатор знал об этом условии, но не сделал каких-либо замечаний или возражений”, – поясняет он.

Поддерживает подход экономколлегии и Юлия Боброва, юрист судебно-арбитражной практики адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры”.Она отмечает, что сейчас возможность установить плату за отказ от договора прямо предусмотрена в ГК РФ – в п. 3 ст. 310 новой редакции, действующей с 1 июня 2015 года.

“Этот институт заимствован из иностранного права при реформе ГК и ориентирован на соблюдение баланса интересов сторон при одностороннем отказе от договора, который обычно заявляется в случае нарушения договора контрагентом”, – рассказывает она.

ВС счел возможным применить правила, сложившиеся в деловом обороте и поддержанные законодателем, а в качестве обоснования использовал принцип свободы договора, комментирует Артем Кукин, партнер “Инфралекс”.

Плата за расторжение (break-up fee) является важным правовым инструментом, широко используемым в странах с развитой рыночной экономикой, делится также Павел Хлюстов,руководитель департамента поразрешению судебных споров коллегии адвокатов “Барщевский ипартнеры”. “Но позиция нижестоящих судов свидетельствует о том, что большинство наших судей пока не готово адекватно воспринимать общепринятые в мировой коммерческой практике инструменты договорного права”, – сокрушается он.

14 марта 2014 года Пленум Высшего Арбитражного Суда России принял Постановление N 16 “О свободе договора и ее пределах”, в котором изложил свои либеральные, но при этом весьма взвешенные позиции относительно применения одного из основных принципов обязательственного права.

Однако вскоре после опубликования данного документа был принят Федеральный конституционный закон от 04.06.

2014 N 8-ФКЗ “О внесении изменений в Федеральный конституционный закон “Об арбитражных судах в Российской Федерации” и статью 2 Федерального конституционного закона “О Верховном Суде Российской Федерации”, часть 1 статьи 3 которого сразу отнесла разъяснение ВАС РФ к числу временных, так как Верховный Суд РФ своего слова еще не сказал. И временность следует отнести не столько к документу, сколько к изложенным в нем позициям. Попытаемся оценить, каковы их перспективы и шансы того, что объединенный Верховный Суд РФ придаст этой позиции статус постоянной.

НЕ ВАЖНО, ЧТО ОГРАНИЧИВАЕМ, ВАЖНО КАК

Источник: https://uristol.ru/acts/postanovlenie-plenuma-vs-o-svobode-dogovora-o-svobode-dogovora-i/

В юриста
Добавить комментарий